Идите же ко всем народам и

сделайте всех Моими учениками.

Крестите людей во имя Отца

и Сына и Святого Духа /Матф. 28:19/

Содержание

Я решила, что у меня начинается какой-то психоз. Я все-таки врач. Я училась на врача, училась в мединституте, отличница. Думаю: так, надо на кафедру психиатрии, все-таки помогут. Потом думаю: да, и сразу скажут: “шизофрения”. Нет, не пойду на кафедру психиатрии. Вот в таком состоянии я бегу домой. Потом думаю: нет, надо все-таки в церковь - статья-то не получается. Надо поговорить с батюшкой, рассказать ему. Нет. Я в таких была сомнениях. Увидела храм. Зашла в него, и батюшке начала высказывать, но батюшка не понял меня. Он меня выгнал. Он сказал: “Или кайся, или уходи отсюда”. Но я предпочла встать на колени, и говорю: “Только я не грешная. Мне не в чем каяться. Мне совершенно не в чем каяться. Я не грешила”. Батюшка ответил: “Безгрешных нет ни одного”, - он накрыл меня стихарью - “Повторяй за мной молитву грешника”. Я начала повторять за ним молитву грешника, и после каждого слова я говорила: “А я не грешила, этого не было”. В конце-концов батюшка схватил меня за шиворот и вытащил из церкви, и сказал: “Уходи, безбожница, отсюда. Ты пришла развращать народ Божий”. Обидно. Больно. Отсюда меня выгнали. Иду домой. Пока я дошла домой, папе уже, видно, сообщили. Знаете, особый отдел работал очень хорошо. И папа сказал: “Дочь, ты хочешь, чтобы я пошел в лагерь, и твоя сестра осталась сиротой, и ты?”. Я говорю: “Нет, папа, я не хочу” - “А зачем ты пошла в церковь?”. Я говорю: “Ну, как, мне нужна Библия”. Папа взялся за голову: “Ей Библия нужна. Уходи”, - говорит, - “Уходи. Пусть хотя бы все образуется”. Иду я по улице и плачу. Еще утром у меня была семья, был дом, был институт. Все у меня было, а теперь у меня уже ничего нет, спасибо Тебе, Господи…. Ответа нет. Думаю: ну вот, значит моя “крыша” на месте, мозги у меня в порядке, будем образовываться. Иду, плачу, сам себя жалею.

Содержание

Я решила, что у меня начинается какой-то психоз. Я все-таки врач. Я училась на врача, училась в мединституте, отличница. Думаю: так, надо на кафедру психиатрии, все-таки помогут. Потом думаю: да, и сразу скажут: “шизофрения”. Нет, не пойду на кафедру психиатрии. Вот в таком состоянии я бегу домой. Потом думаю: нет, надо все-таки в церковь - статья-то не получается. Надо поговорить с батюшкой, рассказать ему. Нет. Я в таких была сомнениях. Увидела храм. Зашла в него, и батюшке начала высказывать, но батюшка не понял меня. Он меня выгнал. Он сказал: “Или кайся, или уходи отсюда”. Но я предпочла встать на колени, и говорю: “Только я не грешная. Мне не в чем каяться. Мне совершенно не в чем каяться. Я не грешила”. Батюшка ответил: “Безгрешных нет ни одного”, - он накрыл меня стихарью - “Повторяй за мной молитву грешника”. Я начала повторять за ним молитву грешника, и после каждого слова я говорила: “А я не грешила, этого не было”. В конце-концов батюшка схватил меня за шиворот и вытащил из церкви, и сказал: “Уходи, безбожница, отсюда. Ты пришла развращать народ Божий”. Обидно. Больно. Отсюда меня выгнали. Иду домой. Пока я дошла домой, папе уже, видно, сообщили. Знаете, особый отдел работал очень хорошо. И папа сказал: “Дочь, ты хочешь, чтобы я пошел в лагерь, и твоя сестра осталась сиротой, и ты?”. Я говорю: “Нет, папа, я не хочу” - “А зачем ты пошла в церковь?”. Я говорю: “Ну, как, мне нужна Библия”. Папа взялся за голову: “Ей Библия нужна. Уходи”, - говорит, - “Уходи. Пусть хотя бы все образуется”. Иду я по улице и плачу. Еще утром у меня была семья, был дом, был институт. Все у меня было, а теперь у меня уже ничего нет, спасибо Тебе, Господи…. Ответа нет. Думаю: ну вот, значит моя “крыша” на месте, мозги у меня в порядке, будем образовываться. Иду, плачу, сам себя жалею.

Видео архив